ANTI-AGE сегодня – это целая отрасль медицины, занимающаяся разработкой и внедрением передовых технологий продления молодости.
Кроме того, это еще поиск перспективных и высокотехнологичных решений для профилактики заболеваний, ассоциированных с возрастом.
Существует Всемирная Ассоциация Геронтологов и Гериатров – МАГГ (IAGG – президент (2013-2017 гг.) Dr. Heung Bong Cha) и существует Европейское отделение МАГГ (EAGG – президент Dr. Vladimir Khavinson (Россия)). В этой связи следует отметить, что Российское Общество Антивозрастной Медицины, являясь частью Европейской Ассоциации Антивозрастной Медицины, ориентировано именно на МАГГ и его Европейское Отделение, поскольку главным экспертом общества является президент европейского отделения МАГГ – Владимир Хацкелевич Хавинсон. Это выделяет его из бесконечного множества неструктурированных некоммерческих ассоциаций, являющихся по своей сути просто сообществами врачей.
Владимир Хацкелевич Хавинсон Главный научный консультант НПЦРиЗ !!!!!!!!
НПЦРиЗ ОБЪЕДИНЯЕТ ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ В ANTI-AGE МЕДИЦИНЕ.
Как бы там ни было, в своей работе НПЦРиЗ охватывает большую часть направлений, существующих в медицине ANTI-AGE.
Безусловно, это касается антиоксидантов (препараты Супероксиддисмутазы и др.), а также сложных метаболических комплексов, улучшающих параметры тканевого дыхания.
Кроме того, активно использует так называемые базовые средства ревитализации- это линия питьевых мезотелей, в основе которых лежат антиоксиданты и предшественники нейромедиаторов.
Что касается влияния на функции эндокринной и репродуктивной системы, то здесь НПЦРиЗ располагает целым арсеналом пептидных препаратов как адресного, так и центрального действия. Та же самая группа препаратов используется партнерами для реставрации органов и тканей всего организма на уровне ДНК.
Ну и наконец, те же самые препараты пробуждают спящие резервные клетки и удлиняют хромосомы, повышая ресурс организма на 40-42 процента.

Доктор биологических наук В. И. Рябушко

В клетках наших органов и тканей заложена программа по уничтожению и самовоспроизведению клеток. Подсчитано, что за 80 лет в организме отмирает и вновь восстанавливается 10-12 тонн ткани. Мы многократно слышали и поэтому знаем, что для нормальной работы нашему организму ежедневно необходимо 90 биологически активных веществ. Но мы ничего не слышали о том, что без надежного организатора-активатора всех процессов, происходящих в нашем организме, о крепком здоровье, а тем более о долголетии, не может быть и речи.

Ученые обнаружили, что роль такого организатора-активатора играют особые вещества, пептидные биорегуляторы (пептиды), короткие цепочки аминокислот, которые выполняют многие функции, в том числе, стабилизируют гомеостаз (обеспечивают постоянство внутренней среды), регулируют обмен в клетках органов и тканей, а также контролируют программируемое уничтожение старых и аномальных клеток. Пептиды универсальны, то есть они одинаковы во всех живых организмах. Проще говоря, пептиды животных можно спокойно использовать для регуляции обменных процессов в организме человека. Мало того, организм сам способен «дорабатывать» пептиды, в зависимости от потребностей различных органов. Пептиды проявляют наивысшую активность в начале жизни, что и определяет молодость организма, его высокий энергетический потенциал.

Учеными доказано, что именно пептиды обеспечивают базовое функционирование организма, в то время, как другие регуляторные системы (нервная, эндокринная, иммунная) являются своего рода надстройкой на этом фундаменте. С возрастом увеличивается суммарная токсическая нагрузка на организм, усвоение питательных веществ ухудшается, активность пептидных биорегуляторов падает, обменные процессы искажаются, клетки перестают синтезировать белок в достаточном количестве для оптимального выстраивания структуры тканей. Вследствие этого органы и системы начинают работать менее эффективно, возникают функциональные расстройства, которые затем переходят в стадию заболевания.

Ученые открыли, что процессом старения можно управлять, а если быть более точным, его можно регулировать.

И Н Т Е Р В Ь Ю   В.Х.Хавинсона:

- Владимир Хацкелевич, 20 лет назад, когда вы вели научную работу в Военно- медицинской Академии им. С. М. Кирова, что вдохновило вас на создание Института, который стал фундаментально заниматься вопросами геронтологии и гериатрии?

В Военно-медицинской Академии была создана лаборатория биорегуляторов для разработки препаратов, повышающих ресурс организма военнослужащих, оказавшихся в экстремальных условиях. Крайне важным явилась разработка препаратов для восстановления функций мозга, т.к. в то время велись боевые действия в Афганистане, где многие военные получили контузии.Также для военных целей был создан препарат сечатки глаза, который противодействовал лазерному воздействию, препарат тимуса для лечения лучевой болезни. Оказалось, что экстремальные факторы ведут к ускоренному старению.

Механизмы нарушения при их воздействии примерно такие же, как и при старении. И было доказано, что они не только противодействовали негативному воздействию экстремальных факторов, но еще способствовали увеличению длительности жизни и снижению частоты опухолей у животных. Мы заметили, что эти препараты тормозят старение и дают возможность восстановить все функции, то есть увеличить ресурс организма на 30-40%. Это очень важное открытие для профилактики возрастной патологии и замедления темпов старения.

Но так как Военно-медицинская Академия занималась только военными проблемами и геронтология никак не входила в планы, то в 1992 году, еще находясь в ВМА, мы с ученым Вячеславом Морозовым, создали Санкт-Петербургский Институт биорегуляции и геронтологии.

Сегодня Институт – это три главных отдела: биогеронтологии (теоретические и экспериментальные исследования), патологии и морфологии, клинической геронтологии, 11 лабораторий. В Институте работают 150 человек, из них: 80 докторов и кандидатов наук, 2 заслуженных деятеля науки РФ, заслуженный врач РФ и член-корреспондент РАМН.

Создание журнала  «Успехи геронтологии», который за 15 лет достиг международного уровня. Этот журнал выходит сейчас и в Германии.

Глобальные достижения – проведение двух Европейских конгрессов, в 2000 и 2007 годах, которые привлекли огромное внимание к Санкт-Петербургу и вызвали очень большой интерес в мире, т.е. мы создали и развили геронтологию европейского уровня, и сейчас штаб-квартира Европейской ассоциации геронтологии и гериатрии находится в Санкт-Петербурге!

Меня избрали президентом Европейской ассоциации геронтологии и гериатрии. Впервые в истории СССР и России уровень геронтологии достиг такого высоко признания. Институт в прошлом году стал консультативным центром ООН по проблемам геронтологии и гериатрии.В Восточной Европе мы единственные имеем этот центр.

За 20 лет мы получили 200 патентов, из них 80 – в США и Европе. Больше нет ни одного учреждения в стране, имеющего такое количество зарубежных патентов. А что такое зарубежные патенты, в частности, американские... Это государственная экспертиза. Получить американский патент практически нереально. На это уходит 4 года, и тратится огромное количество денег.

Главное достижение Института - это создание концепции о том, что короткие пептиды, эти маленькие вещества, маленькие белки, являются системой сигнальных молекул, регулирующих активность генов, которые кодируют синтез специфических белков.

Так устроена жизнь на земле.